Евгения Федорова. Сказки прошедших будней Главная  | Оглавление 
Волшебная палочка

Вика разошлась не на шутку. Сегодня у нее было особенно хорошее настроение, а приветливая, солнечная погода располагала к беседе. Обычно Вика мало что рассказывала про себя, предпочитая выдумывать разные занимательные истории, в которые было очень интересно играть. Но сегодня Вика, съев с утра кусок торта, оставшийся после прошедшего маминого дня рождения, обзавелась отменным настроением и потому заговорила о себе.

Я был здорово младше Вики — ей было девять, а мне всего лишь шесть, но это не мешало нам играть вдвоем целыми днями. Вообще Вика очень любила меня за то, что я был благодарным слушателем.

И так, отшвырнув от себя мячик, как нечто мерзкое и, проследив, как он закатился в кусты, Вика села на скамеечку и хитро посмотрела на меня. Я пристроился рядом, разочарованный, что мы больше не будем играть, хотя, если честно сказать, у меня не очень-то получалось — мяч все время выскальзывал из рук и вообще вел себя так, будто он живой.

— А у меня есть волшебная палочка, — внезапно сказала Вика проникновенно.

— Правда? —  искренне удивился и восхитился я. —  Нет, правда?

— Ну да, у меня есть волшебная палочка. Я ею все что угодно сделать могу.

— Все-все? —  не поверил я.

— Ну все, — немного обижено подтвердила Вика. —  А ты что думал?

— А откуда она у тебя? —  поинтересовался я. У меня создалось неприятное ощущение, что Вика меня обманывает.

— Как откуда? —  удивилась моему вопросу Вика. —  Я привезла ее с Амазонки.

— С Амазонки, — озадачено повторил я. —  А где это?

— Ну-у, — протянула Вика разочаровано, — ты даже таких простых вещей не знаешь…

Чтобы не показаться глупым, я торопливо поправился:

— Да знаю я, просто забыл. А ты что правда там была?

— Ну да! Я была сначала в Америке, потом в Индии — собирала ингредиенты для волшебной палочки.

— Ты же сказала, что ее из Амазонки привезла? —  возразил я.

— Не «из», а «с»! Это же река такая! А говорил знаешь.

Я покраснел.

— И вообще, я же сказала, что привезла с Амазонки главную часть палочки — деревянную палочку, обмытую водой самой большой реки в мире. Кстати, ты в курсе, что там водятся аллигаторы?

— Аллигаторы? —  ахнул я, но Вика приняла мой испуг за непонимание и уточнила:

— Огромные такие крокодилы. Они даже больше этой скамейки, на которой мы сидим. Они больше той елки, видишь, — и она указала на зеленую елку, которая была… очень высокой. Я задрал голову, чтобы увидеть ее верхушку и представил себе такого крокодила. Слезы испуга сами навернулись мне на глаза и я чуть не заплакал. Лишь то, что рядом со мной была девчонка, которая не только рассказывала, но и видела такого крокодила, спасло меня от неминуемых слез. Мне стало стыдно, и я не заплакал.

— Они такие большие? —  хрипло спросил я.

— Они такие длинные, — передразнила меня Вика.

— И они тебя не съели? —  с замиранием сердца спросил я, хотя на этот вопрос ответа и не требовалось — Вика-то сидела рядом со мной.

— А я быстро бегаю, — гордо сказала девочка, — как настоящая лань.

— Лань? —  не понял я.

— Эх, — махнула рукой Вика, — все тебе объяснять надо! Это олень такой. Очень красивый и бегает быстро.

Я кивнул, показывая, что понял ее.

— Так вот, — продолжала Вика свой рассказ. —  Я привезла из Амазонки веточку дерева и поехала в Америку, чтобы…

Вика сама не заметила, как сама стала говорить не "с", а "из", но я тут же забыл о своем наблюдении, потому что в голову мне пришла гениальная мысль, и я торопливо прервал девочку:

— А пираньей ты видела?

Я знал о рыбах многое, у меня ведь был даже собственный аквариум.

–Там, где водятся крокодилы, должны быть пираньи.

— Я не видела там никаких птиц! — отрезала Вика.

— Но… — растерялся я, — пираньи это не птицы. Это рыбы!

— Я не люблю есть рыбу, — сухо огрызнулась девочка.

— Так они тебя сами съедят, — твердо заявил я.

— Съедят? —  заинтересовалась Вика. —  Они большие?

— Нет, — помотал я головой, — вот такие, — и показал ей два сомкнутых кулачка.

Вика тут же потеряла интерес.

— И как же они съедят меня? —  насмешливо спросила она. —  Если они такие крохотные?

— А их много, — пояснил я. —  Они плавают вместе, а когда еду видят — набрасываются на нее. У них зубы острые. Они съедят тебя до скелета за пару минут.

Вика поежилась, и я понял, что она не знала об опасности, которая поджидала ее в воде Амазонки.

— Тебе повезло, — сказал я Вике и хлопнул ее по плечу. Некоторое время мы молчали, переживая прошлое, потом девочка снова заговорила, и голос ее вновь был уверенным:

— Ну вот, а после Амазонки я ездила в Америку и в Индию. А потом сделала волшебную палочку.

— Ты сама ее придумала? —  восхитился я.

— У меня есть книжка по магии, — покачала головой Вика.

Наконец я понял, что она надо мной смеется!

Надув губы, я сказал обиженно:

— А у книжки твоей обложка с детскими картинками, так ведь?

— Нет, — отмахнулась Вика, словно я сморозил какую-то чушь. —  Я переписала все рецепты в тетрадку. Это моя колдовская тетрадь.

Я почувствовал, что незаслуженно не доверял Вике.

— И что же ты можешь делать этой палочкой? —  торопливо поинтересовался я.

— Да я же уже говорила! Все, что угодно. Например, я делаю из камней алмазы.

— А мне можешь сделать?

— Нет, — твердо отказалась Вика.

— Почему? —  взмолился я.

— Потому! Потому что я использую ее только по необходимости.

— Вот и сделай мне алмаз!

— Я же уже сказала, что могу пользоваться ею только, когда это надо. А мне больше не надо — я сделал себе достаточно алмазов.

— Тогда сделай мне волшебную палочку, — заканючил я.

— Нет, не могу. Я больше не поеду ни на Амазонку, ни в Америку, ни в Индию.

— Ну, пожалуйста! —  взмолился я.

— Нет, это слишком дорого. А потом меня не выпустят из страны.

— Это почему? —  озадачено спросил я.

— Потому, что в милиции на меня есть жалоба.

— За что?

— За баловство. Я один раз спрятала своих родителей.

— Как это спрятала? —  жалобно спросил я.

— А вот так. Я волшебной палочкой подняла их в воздух, высоко-высоко. Сначала они летали по комнате, а потом вылетели в окно и повисли над домом. Моя волшебная палочка и такое может! А потом пришла бабушка и хватилась моих родителей, а их нет.

— А они на тебя не ругались? —  с ужасом спросил я.

— Кто? —  не поняла Вика.

— Родители, — пояснил я.

— За что? —  еще больше удивилась Вика.

— За то, что ты их в воздух подняла!

— Так они же спали, — с облегчением объяснила девочка. —  А вот бабушка ругалась, что родители пропали. И милицию вызвала. Они приехали, а мои родители над домом летают. Но они долго не могли их найти.

— Кто?

— Милиция не могла найти моих родителей. А потом нашли и причину выяснили. И на меня жалобу написали и предупредили, что если я буду пользоваться своей палочкой просто так, то меня посадят в колонию. И из страны меня не выпустят…

— В-И-И-К-А! —  долетел по улице далекий крик.

— Ну, — Вика вскочила, — мне пора, меня бабушка зовет.

Она перепрыгнула через заборчик и помчалась домой, только я ее и видел.


В задумчивости, я возвращался домой. Странная она все-таки, эта Вика. Книга у нее есть, книга магии. Она переписала ее в тетрадь и теперь пользуется. Здорово. И палочка у нее есть волшебная, а у меня нет. Она может ею камни в алмазы превращать, может разбогатеть.

Счастливица! Хотя…

Нет, я определенно не понимаю, зачем нужна эта дурацкая книга. Чтобы сделать волшебную палочку? А зачем вообще нужна она, эта волшебная палочка?

Я нагнулся, подобрал камешек с земли и сжал его в ладони.

Алмаз, так алмаз.

Открыл ладонь, посмотрел на чистый, не ограненный драгоценный камень и снисходительно фыркнул. Зачем нужна волшебная палочка, ведь алмаз можно сделать и без нее?

И родителей спящих в воздух поднять, то же мне умение. У меня когда бабушка спит, я часто перекладываю ее с кровати на кровать — она потом, проснувшись, очень сильно удивляется. Вроде засыпала на одной кровати, а проснулась на соседней. Зато она спит крепко и никогда не просыпается. Нет, определенно, без палочки волшебной проще и ездить по странам разным не надо и с крокодилами длинной с елку не надо встречаться и пираньи не съедят.

А все тоже самое. Только о людях вокруг помнить надо обязательно, чтобы выговоров не писали, да не пугались. Вот Вика неосторожна была, ее теперь из страны не выпустят. А меня выпустят. Я хоть и могу поднять своих родителей в воздух, да из камня хоть алмаз, хоть золотое кольцо с брильянтом получить, только я никогда никому об этом не расскажу и уж тем более не покажу. Зачем хвастаться?

 

 © Евгения Федорова, 2007—2017 Главная  |  Оглавление  |  Вверх